«Ссыльный край Сургут»
Электронный архив

Политическая ссылка до 1917 г.

История

История заселения и освоения Сибири неразрывно связана с политической и уголовной ссылкой. Ссылка рассматривалась русским правительством не только как способ наказания и исправления преступников, а прежде всего как средство заселения окраин страны.
Начало присоединения Сибири поставило перед Русским государством задачу военного укрепления и хозяйственного освоения новой территорий. Решить эти стратегические задачи на основе только добровольной колонизации было невозможно. Поэтому с начала XVII века стала активно возрастать роль принудительной ссылки. Из части общего наказания за совершенные преступления ссылка превратилась в инструмент освоения далеких земель.
Ссылка на территорию Сургутского Приобья началась сразу же после присоединения к Русскому государству. Первоначально сюда ссылали непокорных казаков. Их направляли «в службу, куда государь укажет», т.е. на новые необжитые места, чтобы обеспечить там необратимое русское присутствие. В конце XVI века на строительство Сургутского острога и хозяйственное освоение территории было прислано 112 человек, в числе которых были «черкасы». В 1624 г. несколько партий ссыльных «изменников черкас» были отправлены в Тобольск с предписанием отослать их в дальнейшем в Томск и Сургут в службу, «в меньшую статью» «против иных сибирских служилых людей».
В 1649 г. Соборное уложение официально узаконило ссылку как вид наказания, и впервые официально указало Сибирь как место наказания. Согласно данному документу, ссылке подвергались лица, обвиненные в государственных преступлениях, к коим относились: заговор и «злой умысел» против царя, выступления против представителей царской власти, измена.
К числу таких преступников, приговоренных к сургутской ссылке, относятся участники Томского восстания (1648 – 1649 гг.), крестьянской войны под предводительством Степана Разина (1667 – 1671 гг.), а также старообрядцы, выступавшие против церковной реформы Никона. Например, в 1734 г. в Сургут «в работу вечную по разсмотрению воеводскому» был определен Семен Мелескин - крестьянин Новодевичьего монастыря, обвиненный в расколе и в участии в «богопротивных сборищах». Он был бит кнутом, подвергнут урезанию языка. В 1740 г. его освободили по амнистии.
В XVII-XVIII вв. сибирская ссылка пополнялась и за счет военнопленных, что считалось проявлением милости к поверженному противнику. В судебных приговорах этого периода можно было встретить такую формулировку: «Государь помиловал, велел живот дать, приговорил послать в ссылку».
Одними из первых иностранцев, оказавшихся в Сибири, стали литовцы или литвины, поляки, шведы и немцы.
В августе 1619 г. в Сургут сослали «литвина» Янку Плешевского, которого должны были здесь «поверстать в службу с денежным и хлебным жалованьем «с иноземцы в ряд». Плешевского было велено «беречь накрепко», чтобы он без царского указа «никуда не съезжал». В Сургуте оказались и пленные поляки, захваченные русскими во время Русско-Польской войны 1654-1667 гг.: монах католического ордена доминиканцев Станислав Гренской, монахи католического ордена бернардинцев Фоустел Добролевский и Мелхела Ворон, пленные шляхтичи Александр Матвеев сын Коренкова, Ян Иванов сына Потемкина и Дорофей Григорьев сын Шигилеева. В 1659 – 1661 гг. г. в сургутскую ссылку были отправлены «литовские люди и татаровя», «челядники» (шляхетские слуги), пленные немцы («лифляндский полковник» Ян Эренк и «маеор» Томас Брон).
Пребывание этих людей в Сургуте было временным, так как после заключения в 1667 г. Андрусовского перемирия основная часть пленных возвратилась на родину.
Сибирская ссылка как место изоляции военнопленных достигла своего наивысшего расцвета в период правления Петра I (1672 - 1725). И связано это с Северной войной, длившейся с 1700 – 1721 гг.
В 1711 г. в Сибирь было сослано большое количество солдат шведской армии Карла XII, взятых в плен после Полтавской битвы (1709 г.). В плену оказалось от 20 до 25 тыс. человек. Сначала они размещались в центральной части России, затем были отправлены в Сибирь. Самое большое число пленных – до одной тысячи человек – осело в Тобольске, затем в Нарыме, Березове, Таре, Томске, Енисейске, Туруханске и др.
Пленные шведы оказались и в Сургуте. Об этом свидетельствует запись в приходно-расходной книге Сургута за 1717 г.: «кормового жалования апреля с 1 числа 1717 г. по 1 января 1718 г. шведским пленникам Петем Юрту, Вридрику Весь, Семену Ромсе выдано 8 руб. 5 алтын 2 деньги».
В начале второй четверти XVIII века большинство военнопленных получили амнистию и вернулись на родину.
Массовый характер политическая и уголовная ссылка приобрела после царских указов 1753-1754 гг., отменивших смертную казнь и вводивших взамен ее вечную каторгу. 13 декабря 1760 г. вышел Указ «О приеме в Сибирь на поселение от помещиков, дворцовых, синодальных, архиерейских, монастырских, купеческих и государственных крестьян, с зачетом за рекрут», в 1765 г. – Указ «О праве помещиков отдавать неугодных им крестьян на каторжную работу». Согласно этим законодательным актам, в ссылку и на каторгу в Сибирь направлялись непокорные крестьяне, «стихийные бунтари». Но немалую часть этих ссыльных составляли и маргинальные элементы деревни, от которых крестьянская община стремилась избавиться.
До мест выдворения ссыльные добирались пешим ходом, в течение нескольких месяцев, испытывали серьезные трудности и лишения, довольствовались в пути милостыней, на ночлег просились к крестьянам. Отсутствие должного порядка в ссыльном деле вело к массовым побегам, бродяжничеству.
В архивных документах по истории Сургута того периода сохранилось немало свидетельств о столкновении местного населения с беглыми каторжниками. Последние наносили существенный ущерб местному крестьянству, занимались грабежом, конокрадством, изготовлением фальшивых денег. Недаром сохранилась пословица: «Поселенец, что младенец, на что взглянет, то и стянет».
Упорядочение ссыльного дела было предпринято в 20-е гг. XIX в. генерал-губернатором Сибири М.М. Сперанским. В 1822 г. были выработаны и приняты «Устав о ссыльных» и «Устав об этапах в сибирских губерниях». "Устав о ссыльных" определял ссылку в двух видах: на каторгу и на поселение. И то, и другое определялось исключительно приговором суда. Все сосланные в Сибирь делились на шесть категорий: временные заводские рабочие, работающие вместе с каторжными, но не более 1 года; дорожные рабочие, направляемые преимущественно на устройство путей сообщения; ремесленники; слуги; поселенцы – причисляемые к селениям старожилов или водворяемые в новые села; неспособные. В зависимости от категории определялись и виды, продолжительность ссылки, льготы, права и обязанности осужденных. Одним из главных условий нового Устава стало требование обязательного труда.
В 1823 г. был учрежден Тобольский приказ о ссыльных – учреждение, которое занималось приемом, распределением, учетом и последующим препровождением поступающих. Для управления поселенцами были открыты Экспедиции о ссыльных в губернских городах Тобольске, Томске, Енисейске и Иркутске. Прием ссыльных начинался в Тобольском приказе, а заканчивался в Иркутской экспедиции. 1855 г. был открыт Тобольский тюремный замок – пересыльная тюрьма для политических узников
История Сургута XIX в., как  и всей Сибири, прочно ассоциируется с революционной ссылкой: декабристы, участники польского восстания 1863-1864 гг., землевольцы, народники и другие борцы с самодержавным государством населяли села и города Сибири. Они несли сюда иную общественно-политическую и бытовую культуру, активно участвовали в изучении богатств края, открытии новых земель, предпринимательстве, просвещении, литературе.
В 1826 г. в Сургут был отправлен «на вечное поселение» участник Восстания декабристов на Сенатской площади в Санкт-Петербурге (1825 г.), поручик Черниговского полка, дворянин, член тайного Общества соединенных славян Андрей Иванович Шахирев. Умер в Сургуте 17 мая 1828 г. В апреле 1828 г. после года каторги на поселение в Сургут был направлен и другой декабристВасилий Карлович Тизенгаузен, в прошлом полковник, командир Полтавского пехотного полка, происходивший из дворян  Лифляндской губернии, член Южного общества. В Сургутской ссылке находился около года, затем по состоянию здоровья был переведен в Ялуторовск. В 1856 г. Александр II объявил амнистию декабристам с разрешением вернуться из Сибири. Лишь немногие из декабристов дожили до своего освобождения.
С 1860-х гг. наступает новый этап политической ссылки в Сибири, где представители дворянского сословия постепенно уступают ведущее место выходцам из разночинской среды. Значительный процент ссыльных составляют учителя, врачи, студенты, гимназисты.
В 1866 г. в Сургуте в ссылке оказывается группа поляков-повстанцев – участников восстания 1863 г. Польше, Литве и Белоруссии. Их точное количество неизвестно. Известны только несколько фамилий: Яворский, Мицкевич, Малиновский, Бочинский, Станевич. Жили они обособленно. Станевич ради женитьбы перешел в православие, устроился секретарем в полицейское управление, потом перебрался в Тобольск, где стал начальником тюрьмы. Сохранились сведения, что «товарищи по ссылке жестоко, но неудачно мстили Станевичу за измену».
С 70-х гг. XIX в. в Сургуте формируется небольшая колония ссыльных революционеров-народников. Здесь в числе осужденных по «Процессу ста девяноста трех» (1877 г.) были супруги Александр Николаевич и Елена Ивановна Аверкиевы, отправленные в Сургут на вечное поселение. В этом же году проходил судебный процесс по делу Всероссийской социально-революционной организации. Один из участников, московский ткач Cемен Иванович Агапов был приговорен к каторге, замененной впоследствии на сибирскую ссылку. Закованный за непослушание в кандалы, он вместе с женой был вывезен в Сургут.
В 1877 г. в город на Оби прибыл еще один ссыльнопоселенец - Виталий Яковлевич Мрачковский, один из основателей «Южнороссийского союза рабочих». Виталий Яковлевич, отличавшийся «буйным нравом», был доставлен в Сургут в кандалах. В ссылке Мрачковский продолжил антиправительственную пропаганду, поэтому весной 1888 г. был отправлен в село Локосово, а затем – в Тундринское Сургутского уезда.
В конце августа 1881 г. из Тобольска в Томск через Сургут последовал под конвоем политический арестант, будущий известный писатель, автор известной детской повести«Дети подземелья» Владимир Галактионович Короленко.
В этот период в городе проживали высланные за пропагандистскую деятельность Иван Иванович Лазаревич Александр Никифорович Лебедев и А.И. Нуромский, проходивший по «Процессу 50».
В 1887 г. Сургутская колония политических ссыльных насчитывала уже 25 человек. Из них 11 были членами общества «Народная воля», пропагандировавшего террористические методы борьбы.
Председателем был избран народоволец Василий Яковлевич Яковлев-Богучарский. Он серьезно занимался историческими изысканиями, собирал документы по истории сибирской ссылки, сотрудничал с известным американским журналистом Джорджем Кеннаном, автором книги «Сибирь и ссылка», посвященной исследования быта русских политических ссыльных.
Трагедией окончилось пребывание в Сургуте другого участника «процесса 50-ти», бывшего офицера Льва Андреевича Иванова, переведенного их Туринска за продолжение народнической пропаганды. Суровый климат Сургутского края стал губительным для здоровья ссыльнопоселенца. Иванов просил губернское правление направить его в Тобольскую больницу. Разрешение запоздало – в 1887 г. болезнь зашла слишком далеко. По дороге в Тобольск больной умер. Похороны вылились в настоящую политическую демонстрацию. 22 декабря 1887 г. из Сургута на имя губернатора было отправлено заявление, подписанное 21 ссыльным. Они требовали улучшения условий жизни в Сургуте, где по их мнению, отсутствовала элементарная медицинская помощь, и господствовал произвол местных властей. Губернская администрация требования ссыльных отвергла.
В ответ на действия местных чиновников, и для того, чтобы ознакомить широкую российскую ответственность с самоуправством представителей власти, с фактами нарушения статуса ссыльных, был организован побег И.И. Лазаревича и И.И. Лебедева из Сургута. Ссыльным помогали местные жители Л.И Кушников, И.Ф. Кайдалов, А.Я. Баталии. В результате успешного побега уже весной и летом 1888 года о «сургутской истории» знали в Нижнем Новгороде, Архангельске, Саратове и др. городах и даже за границей. Тобольский губернатор был вынужден просить министерство «задержать присылку в Тобольскую губернию новых ссыльных, т.к. на них будут дурно влиять уже жившие здесь преступники».
18 марта наиболее активные ссыльные были арестованы и вывезены из Сургута в селения Сургутского и Березовского уездов.
Сургутские политссыльные занимались кустарным производством (сапожным, столярным делом), торговлей, культурно-просветительской (преподавали, организовывали кассы взаимопомощи и библиотеки общего пользования) и научной работой.
Некоторые ссыльные интересовались историей и культурой края. В их числе был дворянин Сергей Порфирьевич Швецов, который был отправлен в Сургут за пропаганду социалистических идей. За два года ссылки он сумел собрать материал об истории города и жизни горожан и написать книгу «Очерки Сургутского края». Сын священника Иван Якимович Неклепаев, сосланный за народнические идеи, изучал быт и нравы местного населения, в результате была написана книга «Обычаи и поверья Сургутского края». Свои описания быта сургутян в конце XIX в. оставил и политический ссыльный Дмитрий Дмитриевич Лейвин.
Благодаря деятельности Л.А. Иванова, в Сургуте заработала метеорологическая станция.
Летом 1887 г. политическими ссыльными под руководством ссыльного народника Василия Филипповича Казакова были произведены первые археологические раскопки средневековых памятников в Сургутском Приобье в урочище Барсова Гора. Находясь с 1886 г. в сургутской ссылке, он сразу же заинтересовался археологий этих мест и по достоинству оценил этот памятник. При поддержке Тобольского Губернского музея Казакову удалось получить дозволение губернатора на проведение раскопок в форме губернского приказа сургутскому исправнику. На проведение археологических изысканий было выделено 25 рублей. В этой экспедиции приняли участие до 15 ссыльных, в числе которых В.Я. Мрачковский, Н.Л. Зотов и другие.
Новый этап сургутской ссылки начинается с началом Русской революции (1905 – 1907 гг.). В Тобольский Север свозили представителей всех политических партий, участвовавших в революции, а вместе с ними и беспартийных рабочих, крестьян, приказчиков, учителей, студентов, ремесленников.
В 1905-1906 гг. в сургутской ссылке находился Алексей Николаевич Ушаков – один из инициаторов создания массовой общественно-политической организации «Тобольский союз гражданской свободы». В 1906 г., находясь в ссылке в Сургуте, был избран депутатом Государственной Думы I-го созыва от общего состава выборщиков Тобольского губернского избирательного собрания. Ушаков А.Н. вошел в Трудовую группу (группу трудовиков), которая выступала за предоставление гражданских свобод, всеобщего избирательного права, за проведение аграрной реформы и наделения крестьян землей.
К лету 1906 г. в Сургуте начитывалось 32 политссыльных (без учета членов семей). Условия пребывания в ссылке оставались по-прежнему тяжелыми. Дискомфорт, вызванный нехваткой средств и проблемами трудоустройства, усугублялся ощущением оторванности от политической жизни, которая кипела тогда в России. В Сургут не доставлялись антиправительственные газеты.
Чтобы как-то облегчить существование, ссыльные организовывали артельные мастерские: сапожная, столярная. Была открыта столовая.
Яркой страничкой этого периода сургутской ссылки стала первомайская демонстрация 1909 г. С раннего утра помещение артельной мастерской было разукрашего красными флагами, а на крыше развевалось знамя. Из открытых окон мастерской доносились речи, слышались революционные песни. Испуганные городские обыватели из окон наблюдали за всем происходящим. Помощник исправника хотел было прекратить столь явное нарушение полицейского порядка, но ни один их стражников не решился не только пустить в ход силу, но и подойти к поющим. Окончив собрание, ссыльные дружными рядами прошли по городу.
Напуганная и обеспокоенная столь вызывающим поведением политссыльных в майские дни 1909 г., полиция поспешила разослать опасных смутьянов по отдаленным селениям уезда. В 1910 г. в Сургуте осталось лишь 3 ссыльных, а к концу 1912 – ни одного.
Более заметный культурный след оставил о себе последний предреволюционный период сургутской ссылки. Его начало относится к февралю 1913 г., когда в опустевший Сургут пришел первый, после большого перерыва, этап. Он доставил сюда 8 новых ссыльных – исключительно рабочих. До самой амнистии 1917 г. пролетарский характер сургутской ссылки практически оставался неизменным. В город прибыла партия ссыльных поляков – участников революционных выступлений против самодержавия, в их числе Антон Антосевич, Адам Янович Борутто, Чеслав Герватовсий, Станислав Николаевич Дружбинский, Николай Адамович Зелезинский, Владислав Ющинский. В том же году сюда доставили ранее бежавших из ссылки Юлию Петровну Горскую, И.К. Муратова, Петра Васильевича Перевозникова. Из Черниговской губернии в Сургут перевели П.Ф. Емельянинова.
Ссыльные «новой волны» привнесли в этот город дух конструктивных нововведений. В феврале 1914 г. политссыльные Ю.П. Горская и Т.И. Миронов организовали потребительское общество «Север», которое стояло у основания местной кооперации в крае. Тимофей Иванович Миронов был избран первым председателем правления.
Летом того же года Мироновым и Муратовым были организован еще один кооператив – кредитное товарищество. В 1917 г. политссыльный Ч.А. Герватовский открыл потребительское общество «Прогресс» в с. Александровское Сургутского уезда.
После победы Февральской революции 1917 г. Временное правительство издало Указ об общей политической амнистии, согласно которому все политические заключенные подлежали освобождению. 26 апреля 1917 г. политическая ссылка была официально упразднена.
Многие из последнего «призыва» бывших сургутских ссыльнопоселенцев поддержали власть большевиков, установившуюся после победы Октябрьской революции 1917 г., сыграли видную роль в установлении Советской власти в Сургуте. В конце 1917 г. в Сургуте по инициативе бывших политссыльных была образована большевистская организация, где заметную роль играл А.Я. Борутто. 14-16 апреля 1918 г. в Сургуте состоялся уездный съезд Советов солдатский, крестьянских и инородческих депутатов, который заявил о поддержке Совета народных комиссаров, и объявил себя полноправным органом власти в Сургуте и Сургутском уезде. Председателем большевистского совета был избран А.Я. Борутто.

 

Литература:

1. Декабристы. Биографический справочник. /Под ред. М.В. Нечкиной. - М.: Изд-во «Наука», 1988. 450 с.
2. Джордж Кеннан. Сибирь и ссылка. Путевые заметки (1885 – 1886). Том II. СПб.: Изд-во «Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ», 1999. 400 с.
3. Древний город на Оби: История Сургута. Научно-художественное издание. Екатеринбург: изд-во «Тезис», 1994. 336 стр. с илл.
4. Зыков А.П. Барсова Гора: очерки археологии Сургутского Приобья. Средневековье и новое время. Екатеринбург: изд-во «Уральский рабочий», 2012. 232 с.
5. Иванов А. А. Сибирская политическая ссылка XVII – начала XX в. в исследованиях современников : учеб. пособие / А. А. Иванов. - Иркутск : Изд-во ИГУ, 2013. 153 с.
6. Иванов А.А., Новиков П.А. «Дайте мне волю – я научу вас свободу любить»: политические ссыльные в Сибири в 1914-1917 гг.»//Известия Лаборатории древних технологий №1 (10), 2014. – С. 69-84
7. Петрова Л.В., Показаньев Ф.Я. Сургут. Свердловск: Сред. – Урал. КН. изд-во, 1987. – 112 с., 8 с. вкл.
8. Показаньев Ф.Я. Город древний, город славный. Сургут: АИИК «Северный дом», 1994 – 160 с.
9. Порхунов Г.А., Воложанина Е.Е., Воложанин К.Ю. История Сибири: Хрестоматия. М.: Изд-во «Флинта», 2011. [Электронный ресурс]. - URL.: http://historylib.org/historybooks/Istoriya-Sibiri-KHrestomatiya
10. Ретунский В.Ф. Государственные преступники: Ист. хроника. Сургут.: Сев.-Сиб. кн. изд-во, 1992. 208 с.
11. Рощевский П.И. Декабристы в тобольском изгнании. Свердловск.: Средне-Уральское кн. изд-во, 1975. 168 с.
12. Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2009. – Вып. 5(17). – 624 с.
13. Солодкин Я.Г. «О начальном этапе сибирской ссылки (конец XVI – начало XVII вв.).// «Мира на узнаешь, не зная края своего». Западная Сибирь: История и современность. Краеведческие записки. Выпуск I. Нижневартовск, 1998 – С. 13-28
14. Ссылка и общественно-политическая жизнь в Сибири (XVIII – начало XX в.). /Под ред. Л.М. Горюшкина. Новосибирск: Изд-во «Наука». Сибирское отделение, 1978. 336 с.
15. Тобольский Север глазами политических ссыльных XIX – начала XX века. /Сост.: Л.П. Рощевская, В.К. Белобородов. – Екатеринбург.: Сред-Урал. кн. изд-во. 1998 г. – 432 с. с илл.
16. Участники польского восстания 1863-1864 гг. в тобольской ссылке./Под ред. В.Д. Яковлева. Тюмень, 1963 г. 76 с.
17. Шебалдина Г.В. Шведские военнопленные в Сибири в первой четверти XVIII в. Серия «Истории и память». М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2005. 210 с.